Феофан П
Все тотально выбилось из колеи. Пока меня не было, мне снились сны с четырьмя различными концовками, с гигантскими оперными театрами и с кнопками пугания комиссаров. Сон с четырьмя разными финалами, пожалуй, самый показательный в плане того, как это у меня бывает. Я все время пытался подобрать самый подходящий вариант, чтобы всем было хорошо, а мне даже лучше, но всякий раз случался какой-то облом. Я совсем измучился, а потом мне было больше нечем дышать - пришлось проснуться и шарить капли на столе.
Да, был славный сон об иссохшей женщине, немного напоминавшей Изму, только менее стильной, которая очень удивлялась, что я мешаю ей пить кровь невинных младенцев. Да вообще-то я сам был удивлен не меньше, и не хотел я мешать ей пить кровь невинных младенцев, надо мне больно, только она почему-то покушалась на мою ветку метро. А метро - это святое. Я вообще-то в нем летал под потолком, расставлял сундучки с сокровищами, бережно содержал в сырости некоторые особенно уютные уголки подземных улиц.
Несмотря на то, что формально температура вроде бы поубавилась, меньше глюков от этого не стало. Появилось больше спонтанных желаний - хотя больше банальных, чем оригинальных. Вряд ли сопливое немытое чмище кто-нибудь захотел бы обнять и прижать к груди, так что мне бы чего-нибудь сладенького и покурить. Если серьезно, то, пожалуй, у меня действительно активизировался поток желаний, которые нельзя выпускать на волю. Я испытываю не тоску, еще чего, а скорее просто недостачу. Недостачу потенциальной возможности наконец-то избавиться от тащимых обязанностей. Надо просто откреститься от всего, а в состоянии, когда у тебя из жопы торчит градусник, довольно сложно здраво размышлять над стилистическими нюансами этической деловой переписки.